Тема 13. Западноевропейский абсолютизм и его российская модификация как феномены Нового времени

Вопросы лекции:

1. Эволюция формы государства на средневековом Востоке.

2. Государственный строй Делийского султаната и Империи Великих Моголов.

3. Организация власти в средневековом Китае.

4. Социально-политическая характеристика японского сёгуната.

 Развитие государственности на средневековом Востоке кардинально отличалось от западных моделей. Средневековье для Востока проходило в рамках существования традиционной структуры земельной собственности и властно-общественных отношений. Между тем известный отечественный востоковед Л. С. Васильев предлагал принять условную хронологическую грань (V в. н.э.) для разделения между древним и средневековым Востоком, не отождествляя ее с установлением феодализма в Западной Европе[1]. Вопрос о завершении восточного Средневековья относится к дискуссионным: для Индии это период 1498–1526 гг. (Васко да Гамма и образование империи Великих Моголов), для Китая – 1644 год, для Японии 1603 год, начало сёгуната Токугава. И эти точки зрения далеко не устоявшиеся[2].

Государственность на средневековом Востоке была представлена разными уровнями. В «центре» системы господствовали деспотии с разветвленным бюрократическим аппаратом – военным и чиновным. На «периферии» системы сохранялись отсталые политические структуры, наподобие раннегосударственных образований в Юго-Восточной Азии или вождеств горских этносов[3].

В абсолютном большинстве государств средневекового Востока (за исключением, пожалуй, Японии) не было сеньориальной монархии, поскольку отсутствовала и практика феодальной собственности на землю. Здесь сформировалась особая форма наследственной монархии с тотальным контролем государства над обществом и теократическим характером реализации политической воли[4]. Это предопределило отсутствие резких политических изменений для государственно-политического развития Востока в течение всего периода Средневековья. В числе ощутимых тенденций, повлиявших на специфику политического режима можно назвать поступательное расширение контрольно-надзорных функций государственного аппарата. Формируются новые органы и создаются должности для оценки деятельности чиновников, информирования правителей о состоянии дел на местах. При этом функции многих структур нередко пересекались: имеется немало примеров нечеткого распределения полномочий в исполнительно-распорядительной и судебной сферах.

Вышеуказанные наблюдения можно проследить на конкретных моделях функционирования государств средневекового Востока. Делийский султанат представлял собой пример средневекового централизованного государства. На степень объединения территорий государства влияли факторы внешней угрозы (вероятность монгольского завоевания) и необходимость ведения захватнических войн, которые были ощутимым источником доходов. В XIV веке отмечается наивысший расцвет этого государства, по своей форме правления и режиму походившему на классическую деспотию. В отличие от древних государств на территории Египта или Месопотамии власть Делийского султаната зиждилась на сформированном исламском мировоззрении.

Сам султан был теократическим главой государства, которому принадлежала высшая исполнительная и судебная власть. В его миссию входило ведение войн против врагов ислама (он являлся и главнокомандующим армией), проведение фискальной политики и распределение государственных доходов. В отличие от западноевропейских абсолютных монархий, где король опирался на разветвленный бюрократический аппарат, в Делийском султанате система государственных органов подменялась султанским двором. Здесь господствовали патримониальные отношения, когда правитель определял объем полномочий чиновников произвольно, по принципу личной преданности. Исключением были военное и финансовое ведомства. Выделившиеся в процессе управления иные структуры осуществляли свои полномочия не по отраслевому, а по функциональному признаку. В их числе были канцелярия султана, ведомство по взаимодействию с духовенством, ведомство по организации судопроизводства.

В начале XVI века Северная Индия была покорена Бабуром – одним из потомков Тимура, основателя империи Тимуридов. В результате в 1526 году власть на территории Делийского султаната перешла к династии Великих Моголов. В этот период активно развивается разветвленный бюрократический аппарат: предпринятая в 1574 году реформа выстроила иерархию чиновников, которая включала в себя 33 ранга. Во главе государства стоял падишах, который назначал основных должностных лиц и наместников в провинциях.

В средневековом Китае главой государства оставался император, полномочия которого были весьма широкими. О его сакральном статусе говорит придворный этикет: даже самые высшие сановники в присутствии императора должны были трижды преклонять колени и отвешивать девять земных поклонов.

Структура государственных учреждений в средневековом Китае характеризуется наличием четкого разделения функционала между шестью ведомствами – военным, чинов, ритуалов, финансов, наказаний, общественных работ. В их штате имелись разного рода помощники и канцелярские служащие. Также действовали специальные управления, выполнявшие особые задачи. В их числе – управление делами императорского дворца, полицейская служба и т.д.

Для системы государственной власти средневекового Китая было свойственно расширение контрольно-надзорных звеньев. Существовала специальная палата цензоров – должностных лиц, подчиненных императору, которые наблюдали за порядком во дворце, в учреждениях и в провинциях. В конце XIV века эта палата была преобразована в императорскую инспекцию, что способствовало расширению ее штатов и функциональных обязанностей. Кроме всего прочего она проверяла соответствие проводимых обрядов религиозным и социокультурным нормам, следила за соблюдением дисциплины в армии.

В отличие от Индии и Китая средневековая японская государственность строилась на классических принципах сеньориальной монархии, что сближает ее с западноевропейскими странами X–XIII веков. Однако иерархическая система вассальной зависимости в Японии складывается только к концу XIII века. Император в этот период считался символическим главой государства, а реальные властные рычаги были сосредоточены в руках сёгуна, опорой которого можно считать мелкопоместное дворянство. Для эффективного осуществления власти сёгуна функционировал правительственный аппарат – бакуфу. В его структуре имелось несколько звеньев – административная, военная и судебная палаты. При этом в Японии центральный аппарат имел реальные полномочия по взиманию податей с частновладельческих поместий. На уровне провинций власть осуществлялась военными губернаторами, которые безраздельно подчинялись сёгуну. Значительное ослабление такой модели управления можно увидеть в XV веке. Это связано как с признанием вассальной зависимости сёгунов от Китая, так и возросшим значением буддийской церкви, которая стремилась к обособлению.

[1] Лопухова И. В. Неограниченные монархии средневекового Востока: восточная деспотия или восточный феодализм? // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2007. Т. 16. № 40. С. 171.

[2] Подробнее см.: Ким О. В. Историческая модель перехода обществ Востока в раннее новое время // Вестник Кемеровского государственного университета. 2014. № 3-2(59). С. 66.

[3] Непомнин О. Е., Иванов Н. А. Типология азиатских обществ. М.: Вост. лит., 2010. С. 25.

[4] Эти наблюдения были сделаны еще в период французского Просвещения. Ш. Л. Монтескье связывал сакрализацию монархической власти на Востоке с религией: «она –страх, прибавляемый к страху». См.: Мигаль А. С. Концепт «восточный деспотизм» в представлениях французских просветителей о мусульманском Востоке // Научный диалог. 2015. № 11 (47). С. 156.

Версия для печати Версия для печати